«Упиваюсь свободой…»

Вадим Макаровов выехавший из оккупированного Донецка поведал свою историю:

«В начале лета я вынужден был бежать из оккупированного Донецка. Хочу попробовать перевестись в какой-нибудь харьковский университет, ведь проучился два года в Донецком коммерческо-торговом институте им. Туган-Барановского. Однако понял, что высшего образования я там не получу. Атмосфера в самом институте и в городе становится просто невыносимой. Студентов-парней очень часто гоняют на военные сборы, на строительство блиндажей и окопов, на митинги и собрания.

Собственно в Донецке жизнь теплится только в центре города. На окраинах — запустение и разруха. Комендантский час, который длится уже четыре года, уже просто достал. Никуда вечером не выйдешь, чуть смеркло — постоянно вынужден смотреть на часы, чтобы успеть вернуться домой к 10 часам вечера. Если военный патруль остановит в неположенное время — можно и «на подвал» попасть.

Поговорить о чем-то «крамольном» страшно даже дома, ведь родители и соседи тоже всего боятся еще больше. Могут даже донести «куда следует».

В Донецке уже несколько лет ничего не строится, не ремонтируется. Даже в центре здания стоят облупленные, большинство торговых центров и магазинов закрыто, мобильной связи фактически никакой. Знаменитый стадион «Донбасс-Арена» зарастает сорняками, высокой травой и дикими кустарниками.

«Изюминкой» оккупированного Донецка можно назвать разве что «отжатый» бывший ресторан быстрого питания «МакДональдс» и переделанный на донецкий манер в «ДонМак». Это просто убожество!..(Вадим предоставил редакции фото этого чудо-ресторана, сделанное мобильным телефоном).

Эти три месяца, что я нахожусь в Харькове, — просто «кайфую» и наслаждаюсь свободой и насыщенностью харьковской жизни. Всего того, что есть в Харькове, уже давно нет в Донецке. Это надо понимать тем, кто так ратует за так называемый «русский мир».

Для себя я решил точно, что останусь в Харькове, при любых раскладах, даже если придется испортить отношения с родителями, которые, к сожалению, симпатизируют оккупационной власти — так называемой «ДНР». А для меня важнее свобода, возможность жить и ходить по улицам не оглядываясь, делать то, что хочу, и поступать соответственно своим личным принципам…»