Новини

Старший научный сотрудник Киевского форума по безопасности спрогнозировал последствия “особого статуса” Донбасса


“Особый статус” Донецкой и Луганской области в составе Украины коснется непосредственно всех нас. Каждый день мы будем ощущать на себе последствия этого решения”, – рассуждает Басараб. 

По его мнению, последствия будут “ужасными”. 

“Наращивая военное присутствие на нашей границе, у России есть к Украине конкретное официальное требование – это внедрение Минских договоренностей, предусматривающих “особый статус” для так называемых “народных республик”. [Министр иностранных дел Сергей] Лавров и другие представители кремлевской клики прямым текстом заявляют, что выполнение Украиной “Минска” и предоставление Донбассу “особого статуса” решит проблему. Давайте попробуем заглянуть в будущее и представить, почему нас так к этому подталкивает Россия и к чему приведет такое якобы мирное урегулирование. Трансформируем эти, казалось бы, абстрактные положения законов и договоренностей в простые бытовые и обыденные обстоятельства для обычного гражданина, то есть для каждого из нас”, – предложил эксперт. 

По мнению Басараба, ключевое последствие в том, что принятие Минских договоренностей как основы урегулирования будет “фактическим признанием Украиной того, что это была не российско-украинская война, а некий внутренний конфликт”.

“Там ни слова о вооруженной агрессии России, а только о нашем примирении с якобы восставшими “республиками” Донбасса. Это закладывает основу для долговременной политической и правовой ответственности за это Украины, а соответственно и каждого ее гражданина”, – пишет он. 

Второе последствие, как считает Басараб, – касается восстановления оккупированной и территории. 

“Если мы фактически признаем, что это было внутреннее “гражданское противостояние” в Украине, а Россия здесь почти ни при чем, то бремя восстановления – это проблема самой Украины. Только по официальным расчетам Кабмина и только по состоянию на прошлый год восстановления Донецкой и Луганской областей обошлось бы в $20 млрд. Надо помнить, что кроме железа и бетона, война имеет своим следствием кучу социальных вопросов – сироты, инвалиды, ветераны “ЛДНР”, которым нужны будут пенсия, реабилитация и лечение. Остановимся пока на $20 млрд, хотя авторитетные украинские и западные аналитики еще несколько лет назад называли сумму в разы больше”, – заявил эксперт. 

По его мнению, для Украины это будет “непосильной ношей”.

Также, как пишет Басараб, среди последствий такого урегулирования конфликта на Донбассе – языковой вопрос, вопросы безопасности во всей Украине и вопрос Крыма. По мнению эксперта, это “фактически откладывает в длительную неизвестность вопрос выхода России из Крыма”. 

“И это далеко не все “сюрпризы”, которые мы ощутим после “мирного урегулирования” на этих российских условиях. […] Украине нужно провести хорошо подготовленную дипломатическую работу для информирования международного сообщества о том, почему Минские договоренности ничтожны с правовой точки, противоречат национальным интересам Украины, а их реализация приведет к масштабным кризисным процессам в Украине, что повлечет огромные негативные последствия для всего континента. Параллельно необходимо готовить другие переговорные предложения, которые отвечали бы факту российско-украинской войны, украинскому законодательству и международному праву (то, согласится ли на них Кремль, нас должно беспокоить в меньшей степени)”, – резюмировал автор статьи. 

Контекст:

В 2014 году, сразу после аннексии Крыма, на востоке Украины Россия начала вооруженную агрессию. Боевые действия ведутся между Вооруженными силами Украины с одной стороны и российской армией и поддерживаемыми Россией боевиками, которые контролируют часть Донецкой и Луганской областей, с другой. Официально РФ не признает своего вторжения в Украину, несмотря на предъявляемые Украиной факты и доказательства.

В сентябре 2014 года Верховная Рада приняла закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (необходимость такого законодательства зафиксирована в Минских соглашениях об урегулировании конфликта на Донбассе). 2 декабря прошлого года Рада продлила закон об особом статусе ОРДЛО до конца 2022 года.

В статье 10 этого закона указано, что все его основные положения начнут действовать только после проведения на Донбассе местных выборов по украинскому законодательству с соблюдением международных стандартов. Остальные статьи закона не действуют, в частности об амнистии и недопущении уголовного преследования участников событий на Донбассе; о праве языкового самоопределения жителей Донбасса и возможности использования русского языка в органах государственной власти и местного самоуправления.

12 февраля 2015 года в Минске лидеры Украины, России, Франции и Германии Петр Порошенко, Владимир Путин, Франсуа Олланд и Ангела Меркель в ходе 17-часовых переговоров согласовали два документа по урегулированию конфликта на Донбассе: декларацию по выполнению Минских соглашений и Комплекс мер по выполнению Минских соглашений. Они предусматривали прекращение военных действий на Донбассе, вывод незаконных вооруженных формирований из региона, создание условий для проведения выборов в местные органы власти и т.д. Пока Минские соглашения не выполнены.

Президент России Владимир Путин требует, чтобы Украина внесла изменения в Конституцию и закрепила там особый статус Донбасса, предварительно согласовав изменения с оккупационными администрациями Донецка и Луганска.

Представители Украины не раз заявляли, что страна отвергает возможность закрепления “особого статуса” Донбасса в Конституции. 

Украина не будет давать временно оккупированным РФ территориям Донбасса особый статус и право вето, как этого требуют в Москве, заявил министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба 1 февраля.